О компании - Новости компании
 
01.02.2013 |
 А хотели ли как лучше?

 Знаменитое черномырдинское «хотели как лучше, а получилось как всегда» - первое, что приходит на ум, когда речь заходит о Федеральном законе №94-ФЗ, который коротко называют законом «О госзакупках». На протяжении семи с половиной лет существования этого закона о его, мягко говоря, несовершенстве постоянно высказываются на всех уровнях, от самого низкого до самого высокого. Только воз с места так и не двигается, и поэтому второе, что приходит на ум после крылатой фразы Черномырдина: а хотели ли как лучше?!

Для чего писался этот закон? Вроде бы, очевидно - для экономии бюджетных средств. Конкурсная основа должна обеспечивать принятие наиболее целесообразных, экономически обоснованных решений. Это касается всего: закупок оборудования, оплаты услуг, выполнения каких-то работ. Но когда вопрос цены становится решающим, возникновение такого явления как демпинг неизбежно. И сегодня с ним сталкиваются практически все серьезные проектные организации. Конкурировать с какой-нибудь маленькой фирмой, которая не тратится на содержание собственного здания, техники, необходимого числа высококвалифицированных специалистов, невозможно. Сегодняшние условия тендера отбора участника в конечном счете ведут к тому, что под видом экономии мы зачастую получаем неквалифицированные решения. Даже прохождение экспертизы проекта не гарантирует в будущем отсутствие проблем для заказчика и подрядных организаций. Ведь проект – это лишь первый этап работы над объектом. Его надо качественно построить, сдать в эксплуатацию… А проектная организация, которая для выполнения госзаказа нанимала необходимых специалистов, как говорится, на стороне, не может обеспечить ни авторский надзор, ни корректировку проектной документации. Вместе с тем от такой необходимости никуда не деться. К примеру, нередко приходится менять один материал на другой. Возникает вопрос: куда пошла вот эта, якобы достигнутая экономия, кто от нее выиграл?

Участвовал наш институт как-то в конкурсе на разработку проектной документации для строительства клинической больницы. Совершенно неожиданно для всех участников тендер выиграла фирма, специализирующаяся на проектировании котельных. Понятно, что в своей области они, может быть, и большие специалисты, но этого явно недостаточно для проектирования такого серьезного объекта. Архитекторов в широком понимании слова у них наверняка нет, технологов по здравоохранению – точно нет. В результате они, выиграв тендер, для выполнения работ пришли к нам. И это обычная практика, выработанная с введением №94-ФЗ.

Для того, чтобы выиграть тендер, нужно как минимум вдвое снизить стоимость работ и согласиться с практически нереальными сроками. Нередко сроки выставляются такие, что становится понятно: тендер объявлен под определенного подрядчика, у которого проект уже готов, остальные участники конкурса - подставные фирмы, которые нужны лишь для того, чтобы конкурс был признан состоявшимся. Формально – все чисто, фактически – «дутая» экономия. О повсеместном применении этих технологий знают все, но ничего не меняется. Выходит, закон, который писался и принимался с благородной целью – экономия государственных средств, по сути привел к узаконенной коррупции.

Еще одна проблема, с которой нередко сталкиваются проектировщики – невозможность получения положительного заключения экспертизы проекта по вине заказчика. В итоге потраченное время и вложенный труд остаются неоплаченными. К примеру, заказчик - какая-нибудь поселковая администрация, в которой просто нет необходимых специалистов. Хотят, скажем, построить большую школу. Деньги на нее получили, заказали проект, потом выясняется, что мощности поселковой котельной на такую школу не хватает. Из-за невозможности подключения к тепловым сетям проект экспертизу не проходит. О наличии необходимых мощностей должен был заранее побеспокоиться заказчик, но он не предусмотрел.

И это проблема не только маленьких поселений. То и дело подобные ситуации возникают в больших городах, в том числе и в Новосибирске.

В такой ситуации, на мой взгляд, ведомствам, входящим в строительную отрасль, не остается ничего иного, как заняться собственным спасением. Саморегулируемые организации (СРО) должны активно инициировать изменения в законодательстве, участвовать в разработке и обсуждении этих законов.

СРО предстоит отработать механизм взаимоотношений между заказчиком и подрядчиком, который входит в состав саморегулируемой организации, что само по себе должно быть неким гарантом качества. Сегодня такая гарантия существует пока только на уровне декларации. Никакие проекты в СРО не утверждаются, если какой-то проектный институт выполнил работу некачественно, СРО ответственности не несет и рычагов воздействия на своего члена по сути не имеет.

Полная неразбериха царит и на рынке оказания проектных услуг. Мы, так сказать, перебегаем друг другу дорогу, даже находясь в составе одной саморегулируемой организации. Как-то упорядочить эти взаимоотношения, направить их в цивилизованное русло, тоже, мне кажется, задача СРО. Как бороться с неплатежами со стороны заказчиков, как сделать так, чтобы положительный имидж предприятия играл важную роль в укреплении его позиций на рынке? Ведь сегодня, к большому сожалению, достаточно перерегистрироваться под новым названием, сбросив с плеч шлейф старых проблем, и снова заняться зарабатыванием денег с помощью демпинга цен на очередном тендере.

Саморегулируемым организациям в нашей стране еще предстоит набраться опыта, приобрести такую силу, чтобы начать играть важную роль в развитии экономики России.

 

Генеральный директор ОАО «ПИ «Новосибгражданпроект» Михаил Гусев